Туберкулез — частное дело?

Вите 42. Он недавно вышел из мест лишения свободы. На вид еще молодой и крепкий человек, но на свободе он появился с карточкой по инвалидности.

— У меня туберкулез, стадия МЛУ, — сильно кашляя, объясняет он. В тюрьме заразился, у нас там  были парни с активной формой.

Стадия МЛУ — это множественная лекарственная устойчивость. То есть туберкулез Вити так просто антибиотик не возьмет, с его диагнозом врачи будут колдовать не один месяц, опять же если Витя сам этого захочет и пойдет лечиться. Медсестра амбулаторного пункта фтизиатрии прячет свое лицо от фотоаппарата.

— Не надо меня фотографировать, а то еще от начальства прилетит. Напишите, что зовут меня Зоя, например. Вот так и пишите. Что вас интересует? Как работает наша служба? Да как, захлебываемся мы!

Зоя нервно поправляет больничные карточки на столе. Их не две и не три, их тут десятки. В основном болеют люди после мест лишения свободы, наркозависимые, и те у кого » целый букет». Так Зоя называет больных ВИЧ с гепатитом и туберкулезом.

Туберкулез — причина смерти 35% людей, больных ВИЧ.

Но есть и вполне благополучные граждане. Семейные, трудящиеся.

— Откуда у них туберкулез?

— От жизни нашей сумасшедшей. Стресс, нервы, нерегулярное питание, мало витаминов, климат холодный, и вот на тебе, на флюорографии выявляют пятнышко.

— И что дальше?

— А дальше его по анализам затаскают. В больницу могут уложить, а после больницы к нам. В общем, ничего хорошего, но если с умом подойти, то можно все исправить.

— Если можно исправить, почему смертность от туберкулеза высокая?

— Смертность высокая, потому что две причины. Первая — сложная медицинская, об этом вам лучше доктора могут рассказать. А вторая причина — это деньги.

— В смысле?

— Пенсия! Чего тут непонятного? Думаете, вот этот бывший зек Витя, что сейчас приема дожидается, думаете, он будет лечиться?

— А почему нет?

— Ой, я вас умоляю. Да я таких видела здесь сотни уже, наверное. Они пенсию себе добиваются по инвалидности и потом бросают лечение. Зачем выздоравливать, когда они на эту пенсию живут?!

— Простите…Но получается, что ведь совсем недолго живут…

— Недолго, зато с копейкой. На сто грамм всегда будет. Оттуда и МЛУ это берется, они наши таблетки спиртным запивают. После этого, какой потом антибиотик болезнь возьмет?  Самое печальное, что они и других заражают вот такой трудноизлечимой формой.

Зоя обреченно машет рукой в сторону темного больничного коридора, в котором сидит кашляющий Витя. Она работает здесь уже не первый год, и она не видит выхода из сложившейся ситуации.

Об увеличении больных рапортуют и сибирские ученые, по их прогнозам в следующем году заболеваемость туберкулезом именно трудноизлечимой формы может вырасти, и если сейчас в сибирском регионе насчитывается 10 тыс. таких больных, в 2018 их может стать примерно на 500 человек больше. И у каждого есть свое окружение, близкие, друзья, знакомые. Они как раз находятся на первой линии огня, и рискуют больше всех. Об этой опасности врачи-фтизиатры предупреждают сразу, а потому не удивительно, что в семье, где есть инфицированный, анализы сдают все. Детей и вовсе предпочитают отправить в специальный санаторий, подальше от очага.

1-31

Подобное случилось у Ольги, молодой мамы из небольшого, провинциального городка.  Ее заболевание не проявило себя сразу. Так вечерами небольшой озноб, невысокая температура. Ольга все списывала на то, что работает она в теплице. Там под толстыми стеклами и горячими лампами всегда + 25, а на улице бывает по-разному, Сибирь все-таки, вот и простудилась. Однако при  очередном медосмотре выяснилось, у Ольги пятно на правом легком. Куча консультаций и анализов, в конце концов, диагноз — туберкулез. Где заразилась? Кто в этом виноват? Откуда эта неожиданная болезнь? Пока в панике перебирала в голове все эти мысли, позвонил начальник, попросил на работу больше не приходить. Родные тоже ретировались, пожелали удачи в лечении, но у всех своя жизнь, и подвергать ее опасности не хочется. Детей Ольги по настоянию врачей отправили в санаторий. И вот осталась она одна, без работы, без денег, в жуткой депрессии и одиночестве. — На что мне сейчас жить? — без всякой надежды интересовалась она у врачей. — Инвалидность получайте, будет пенсия. — Но ее чтобы получить, надо ждать несколько месяцев… — Это девушка не к нам. Обращайтесь вон в соцзащиту. В районной соцзащите только руками развели, продуктовых наборов в их ведомстве уже давно не выдают. Поэтому вместо пакетов с консервами и крупой, дали телефон благотворительной организации, дескать может они помогут? Позвонила, велели прийти на прием. Уже там поняла, что она не одна такая, оказавшаяся один на один с туберкулезом. Их много, самых разных, историй и судеб. Молодые и в возрасте. Работяги,  простые честные граждане, водители, строители, продавцы, художники и даже спортсмены. После этого визита стало немного легче, прежде всего психологически. Важно знать, что ты не одна.

«Вот уже несколько лет, наша организация помогает больным туберкулезом в Сибири,  а конкретно, в Омском регионе», — рассказывает зам. директора Каритас Наталья Соколова.  – «Статистика год от года, правда, слабо улучшается, но это, прежде всего, задача медиков, мы у них на подхвате. Наша помощь имеет чисто социальный характер. Продукты, вещи, юридические консультации, помощь с документами».

То что, заболевание  туберкулезом имеет социальные корни, это тоже очевидно. Там где нет спокойной жизни, полноценного отдыха и хорошего питания там и просачивается болезнь. В общем, как говорили в старину, где тонко там и рвется… Еще один немаловажный момент, в этой истории, лечение и социальная реабилитация бывших заключенных. Здесь туберкулез, как правило, напрямую связан с алкоголизмом, наркоманией, и  затем с плохими условиями содержания в тюрьмах.  Если начать это менять, если сделать хотя бы несколько шагов в сторону реабилитации зависимых осужденных, показать им перспективу трезвой жизни, убедить лечиться, и самое главное после освобождения нарисовать вместе с ними «дорожную карту» возвращения в общество, возможно, удастся притормозить распространение инфекции. Да, понятно, что все это звучит достаточно наивно и везде будут свои частности и подводные камни. Да и денег сколько на это надо…

На самом деле на это нужны не только силы и средства, но прежде всего воля. Решимость взяться за такой серьезный пласт проблем. Тогда наверняка, появятся варианты решения этих непростых задач. А пока, есть Витя и есть Оля. Вите после лагеря некуда пойти, а потому пенсия по туберкулезу для него хоть и плохонький, но шанс, протянуть еще пару лет, а потому лечиться он наверняка не будет. Оля — молодая мама, которая переживает этот кошмар вот уже несколько месяцев, хорошо, что теперь хотя бы не одна.  И таких историй не две и не три, а тысячи. И не где-то там, а рядом с нами.

Поддержать работу с больными туберкулезом вы можете прямо сейчас, отправив свое пожертвование в Каритас.  

Хочу помочь
Через интернет

Списания с вашей банковской карты будут производиться ежемесячно. Вы можете отменить подписку в любой момент.

Изменить

Перевести

SMS с кодом
Сбербанк
  • Помочь лайком
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
Всего собрано 1 000 073 137 P